Сто Слов Мимоходом #38

Откровение Иоанна Богослова открывает нам интересную сторону отношений Христа с Его церковью.
Книга содержит послания Христа к семи церквям первого века, но слова эти, безусловно, актуальны и могут быть полезны современным общинам в равной степени. В посланиях этих есть наставления и упрёки, есть воодушевление и обличение. Все они разные, но все имеют одну общую черту.

Каждое из посланий начинается словами Спасителя: «знаю дела твои».
Как часто мы тешим себя мыслью, что Господь знает наши добрые сердца, наши благие намерения. Но книга Откровения ясно показывает, на что действительно смотрит Христос, что Он в нас ценит.

Воистину, «по делам их узнаете их».

Сто Слов Мимоходом #37

Интересный феномен встречается в среде верующих, когда разговор заходит о лечении болезней лекарствами и об обращении к врачебной помощи в целом.

Вера в божественное исцеление от недуга считается нормой и даже неким христианским подвигом. Надежда же на медицину если не осуждается открыто, то по крайней мере не афишируется. Еще бы! Никому не хочется прослыть эдаким маловером.

Однако, хотя привычка первым делом при заболевании обращаться с молитвой к Богу, очень правильная, не стоит пренебрегать и медициной, подаренной людям Господом.
Ведь не стыдимся же мы того факта, что возблагодарив Отца за пищу, мы ее все-таки принимаем, позволяя физическим процессам делать свое дело…

Сто Слов Мимоходом #36

Мартин Лютер, подаривший миру столь необходимую религиозную свободу, выступивший против гегемонии Ватикана в вопросах веры, невольно научил христиан неуважительному отношению к толкованию писания.

Следование принципу «Sola Scriptura», формальное позволение толковать писание без оглядки на официальную церковную традицию, стало одновременно благословением и проклятьем, открыв ящик Пандоры.

Безусловно, еретические учения появлялись и в Католической, и в Православной церквях во все времена, но благодаря традиции не заражали всё тело церкви.
Протестантская же церковь, пренебрегающая традицией и иерархией, была лишена этого стержня. Именно поэтому протестантизм породил бесчисленное множество течений, учений, заблуждений и ересей. Ведь когда «любая кухарка» трактует писание, христианское учение превращается в базар.

Сто Слов Мимоходом #35

Говоря о любви, мы часто путаем чувство, описываемое в книгах и фильмах, воспеваемое в песнях и поэмах с той настоящей любовью, о которой говорит Христос.
Делая так, мы рано или поздно разочаровываемся, потому что такая любовь, как и любое чувство, однажды иссякнет, устанет, изменит.

Любовь же, о которой говорит Христос, не может ослабнуть, надоесть, приесться, потому что она – не чувство.

Любовь, о которой говорит Христос, — это жертва. Она измеряется размером жертвенности и никак иначе. Если мы жертвуем — мы любим, и чем больше мы жертвуем, тем больше любим.
Если в наших поступках нет жертвы – нет в них и любви.

Сто Слов Мимоходом #34

В начале апреля Папа Франциск, подытоживая итоги двух созванных по его инициативе епископских синодов по вопросам семьи и брака, написал в своём апостольском увещании: «Разведенные и вновь вступившие в брак должны чувствовать себя частью церкви и найти в ней место. Нельзя быть приговоренными навсегда».

Так, почти незаметно для остального мира, произошло событие, напрямую касающееся миллионов католиков, переживших развод. Ведь теперь разведенным и повторно вступившим в брак католикам разрешили принимать участие в церковных таинствах. Впервые в истории!

Пример беспрецедентного прощения и милости демонстрирует нам сегодня католическая церковь, отказываясь от вековой практики осуждения оступившихся членов своих общин.
Воистину, нельзя быть приговоренными навсегда.

Сто Слов Мимоходом #33

«Я» в центре вселенной – нормальное состояние для ребенка и последний рубеж обороны для эгоцентричного мировоззрения подростка, когда своё собственное мнение видится подростку единственно верным, когда он сосредоточен исключительно на собственных переживаниях, мыслях и интересах.

Но, вырастая и получая жизненный опыт, мы рано или поздно осознаём, что наше мнение, наши убеждения – это лишь усвоенный и перенятый нами опыт окружающих нас людей, опыт предыдущих поколений, а не сверхъестественное откровение, доступное лишь нам.

И это весьма важный этап в развитии, позволяющий перешагнуть за границы эгоцентричности — неспособности или нежелания рассматривать иную, нежели нашу собственную, точку зрения как заслуживающую внимания.

Очень важно учиться слушать.

Сто Слов Мимоходом #32

Юрий Шевчук, в многочисленных интервью повторяет: «Каждый концерт должен быть как последний, иначе это ложь».
Те, кому посчастливилось видеть Юрия Юлиановича на сцене, понимают, что это не просто слова.

К счастью, таких людей не мало. Это профессионалы, для которых каждый урок, каждая операция, каждый изготовленный механизм, каждая книга, каждый рейс, всё, что бы они ни делали – как последние. Это люди, которые не умеют делать свою работу спустя рукава. На них всегда можно положиться. Такими людьми живёт страна, такими людьми живут семьи, такими людьми живут наши церкви.

Для того чтобы мир крутился, кто-то должен работать.

«Новая жизнь никогда не дается даром» (c)

Сто Слов Мимоходом #31

Экуменическое движение вот уже много лет с упорством достойным лучшего применения предпринимает попытки найти точки соприкосновения конфессий, предлагая вселенским церквям научиться говорить на одном языке.

Однако, сколько-нибудь значительных результатов экуменисты так и не достигли, и вряд ли когда-нибудь достигнут. Наоборот, различия становятся всё более непреодолимыми. Особенно теперь, когда консервативные конфессии отказываются идти на малейшие уступки новым либеральным течениям, а либеральные общины в свою очередь открыто оспаривают незыблемые когда-то запреты и каноны.
Объединение конфессиональных направлений в рамках одной церкви сегодня – не более чем утопия и прекраснодушие.

Лучше всего объединяет конфессии принцип: В главном – единство, во второстепенном – разнообразие, и во всём – любовь.

Сто Слов Мимоходом #30

Мягкий характер Папы Иоанна Павла II сглаживал неуступчивость в вопросах веры кардинала Йозефа Ратцингера, более двадцати лет возглавлявшего Ватиканскую Конгрегацию вероучения, прямую наследницу Священной инквизиции.

Умница учёный, прекрасный богослов и писатель — Ратцингер делал свою работу превосходно, находясь в тени миролюбивого Иоанна Павла II.
Однако, возглавив Католическую Церковь, Ратцингер, взявший имя Бенедикта XVI, не сумел или не захотел изменить жесткого тона и принципиальности в отношении к однополым бракам, абортам, гомосексуализму, феминизму, женскому священничеству и отмене целибата. А его неосторожные высказывания об исламе и вовсе вызвали беспрецедентные акции протеста в мусульманском мире.

Излишняя твёрдость сыграла злую шутку с Бенедиктом, вынудив его отречься от престола.

Сто Слов Мимоходом #29

— «Ы»! Операция «Ы»!
— Почему «Ы»?
— Чтобы никто не догадался. (с)

Статья 148 уголовного кодекса: «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» хоть и носит название таинственное, как операция в культовом фильме Леонида Гайдая, суть имеет вполне прозаическую.

Облеченные властью религиозные фанатики кричат об оскорблённых чувствах, привлекая «виновных» к ответу, ведь статья отлично работает там, где есть малейший намек на оскорбление чувств религиозного большинства.
Человеку же не принадлежащему к большинству на защиту можно рассчитывать только теоретически, потому что суровость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения.

Вот и получается, что необходима статья исключительно ради удовлетворения религиозной нетерпимости провластных религиозных фанатиков.

Сто Слов Мимоходом #28

«Твердость есть мужество ума, она предполагает просвещенную решимость. Упрямство, напротив, предполагает ослепление».

Вольтер показывает нам тонкую грань, с которой каждый из нас сталкивается рано или поздно в общении с теми, кто не разделяет наших убеждений.
Твёрдость определяется именно просвещённостью, ибо нельзя быть твердым в том, чего не понимаешь, чего не можешь объяснить другим. Тем более – себе.

Невежество — неумение объяснить своих убеждений не оставляет человеку альтернатив, кроме слепой, упрямой веры, исключающей любую возможность диалога.

Умеем ли мы различать тонкую грань между твёрдостью убеждений и слепым упрямством? Знаем ли во что верим? Умеем ли услышать оппонента, оставаясь твёрдыми в фундаментальных убеждениях?

Сто Слов Мимоходом #27

Щедрость — это, пожалуй, лучший признак истинной внутренней свободы человека. Тот, кого ничего не держит в этом мире, кто надеется на мир грядущий, кто не цепляется за жизнь земную, с легкостью расстаётся с материальными благами.

Те же, кто привязан к материальным благам, для кого земная жизнь суть единственная и наивысшая ценность, никогда не будут по-настоящему щедры. Да и как им поступать иначе, если материальные блага представляются им гарантией успеха, стабильности, благополучия. Отчуждение благ, по разумению таких людей непременно приведёт к ухудшению их положения в обществе, к неудобствам, к страданиям, если угодно.

Насколько мы сегодня привязаны к земным благам, насколько несвободны?