Сербский синдром

О стране под названием Сербия и Черногория, которая раньше называлась Югославия, нашему русскому народу известно не много, хотя мы как никто другие должны бы ощущать свое родство с этим народом. Все-таки мы принадлежим к одной группе славянских народов, очевидна схожесть наших культур, связанная с православным наследием и повлиявшим в прошлом веке практически на всю Восточную Европу коммунизмом. Тем не менее, этого не происходит. Возможно, потому что в очередном Балканском конфликте, разразившимся лет пятнадцать назад, Россия не приняла такого активного участия, как от нее ожидала «братская» тогда еще Югославия. Не смотря на это, в странах бывшей Югославии к русским относятся очень положительно, конечно каждая страна, наверное, проявляет это доброе отношение по своим причинам: одни потому что Россия не участвовала в Балканском конфликте, ну а другие так – по привычке, все таки братья-славяне. В Сербии до сих пор говорят: «Мать Россия!», а это дорогого стоит. Кстати, таким положительным к себе отношением могут похвастаться далеко не все страны Европы, а уж что касается Америки….

Вспомним недавнюю историю. В состав Югославии когда-то входило пять, сегодня отдельно существующих стран: Словения, Хорватия, Македония, Босния и Герцеговина и Сербия и Черногория. В результате Балканского конфликта возникшего лет пятнадцать назад и продложившегося чуть ли не до сегодняшнего дня, начался постепенный, но верный распад Югославии. И сейчас, такого названия как Югославия официально не существует на карте мира, хотя об этом кажется, до сих пор даже и не подозревают ни почтовые отделения России, ни американские сайты в интернете. При Иосифе Брос Тито Югославия, хотя и входила в восточный блок Европейских стран, то есть считалась коммунистической, сильно отличалась – коммунизм там было намного мягче, чем наш «советский социалистический». Для всех остальных стран восточного блока Югославия была практически «западом». Туда ездили за покупками из Венгрии, Украины, Румынии и других стран. Югославский паспорт считался одним из самых ценных в Европе – по нему можно было ездить без визы куда угодно. И вот все это рухнуло почти в один миг. Теперь Европа имеет пять стран вместо одной. Этот распад Югославии еще далеко не закончился. Черногория активно требует своего отъединения, ну а Косово только на бумаге входит в состав Сербии. Требуя своей автономности, оно уже практически является территорией, подвластной этническим албанцам, а не просто Сербской автономией. Вот вам некоторые сходства и различия наших двух стран.

В Сербии и Черногории используется сербский язык, который входит в группу славянских языков. Настоящее его название сербохорватский, и он является родным языком сербов, хорватов и боснийцев, только словенцы и македонцы имели свой отдельный язык. Разница, между тем, как говорят сербы и хорваты есть, но небольшая. В основном она сводится к выговору – хорваты говорят мягче; например сербы говорят «вэра», а хорваты – «виера». А также некоторые предметы называются по-разному. Как, например, у нас во всей стране говорят «бордюр», а в Санкт-Петербурге это называют «поребрик». Так в Сербии линейку назовут «ленир», а в хорватии «равняло». Тот же самый принцип прослеживается в различии между тем, как говорят сербы и боснийцы. Конечно же, представители и той и другой нации прекрасно поймут друг друга, но про себя отметят на каком «языке» ты говоришь. Видимо всеобщая тенденция на отделение повлияла даже на язык – сейчас хорваты, боснийцы и даже черногорцы настаивают, что говорят именно на хорватском, боснийском и даже черногорском языке, хотя на самом деле это один язык – сербохорватский. Так что результатом распада Югославии оказалось не только появление новых стран, но и новых языков.

А вообще, если говорить о сходствах языков, то русский и сербохорватский очень похожи. Правда, это не означает, что мы с ходу поймем друг друга. Даже наоборот – часто бывает, что, выхватив из предложения пару слов, не можешь понять смысл всего предложения в целом, что раздражает еще больше, чем, если бы не понимал вообще ничего. Но все предпосылки для скоростного изучения сербохорватского у нас есть, так как структура языка практически одна и та же – те же падежи, совершенные и несовершенные глаголы, бесчисленное количество окончаний для всех частей речи и тому подобное. За свои первые два месяца, проведенные в Сербии, я уже достаточно много понимала, и даже могла что-то сказать, правда, это был необходимый минимум. Ну а уж когда начала заниматься серьезно, с учителем, все пошло как по маслу.

Зачем же нам русским, сейчас задумываться о сербах, хорватах и прочих бывших югославах? Ну, прежде всего, затем, что они наши братья – братья-славяне. А, кроме того, нам как христианам необходимо задуматься о наших братьях-христианах в этой стране. Вот кто из вас знает, что происходит в церквях бывшей Югославии? Думаю, что мало кто. А почему? А потому что и знать то особо нечего. Процент евангельских христиан в Сербии и Черногории меньше 0,01. Если взять отдельно Черногорию, то на ее территории существуют всего лишь три церкви, и возможно еще пара домашних групп, и это на семьсот тысяч населения! В самой Сербии существуют целые города, где нет ни одной церкви (особенно это касается западной Сербии). В отличие от России там есть церкви, образовавшиеся еще лет тридцать-пятьдесят назад, но они в основной своей массе так и застыли в состоянии тридцатилетней давности. Конечно там не полный застой. Есть молодые пасторы и служители, которые хотят и пытаются делать что-то новое, проповедовать Евангелие без страха, и это похвально. Но им нужна помощь. И вот тут то, мы русские, можем сильно помочь с нашим опытом начинания церквей «с нуля», борьбы с давлением государства, ярлыками «сектанты» и тому подобное.

Так может быть пора вспомнить, как мы когда-то находились в состоянии «духовного запустения» и всех тех, кто приехали нам помочь выбраться из него. Пора вспомнить и «вернуть долг». Бог не зря благословил нашу Россию церквями, библейскими школами, реабилитационными центрами и тому подобным. Мы все это имеем не для того, что строить свои церковные «империи», а для того, чтобы помогать нашим братьям, находящимся в нужде. А Сербия и Черногория как раз такое место, где христиане в большой нужде. И у нас, как у русских, есть серьезные преимущества для работы в этом месте. О сходстве языков мы уже поговорили. Но кроме языка, схожи наши культуры, история коммунизма в наших странах, православное наследие. Да и отношение к нам русским отличное. Так почему, спрашиваю я, американцы и англичане могут ехать миссионерами в те страны, где их терпеть не могут (как например Ирак, Афганистан, Пакистан), а мы русские не можем поехать миссионерами туда, где нас принимают с распростертыми объятиями? Мы можем и мы должны. Вопрос только в том, когда. Надеюсь, что не слишком поздно.

 

Алла Яскевич  Специально для МИМОХОДОМ.РУ

 

От редакции: Алла Яскевич наш добрый и верный друг. Два года назад она отправилась в Сербию, для того, чтобы помочь христианам в этой стране.

Сейчас она трудится в одной из церквей Сербии.

Другие статьи

  • Как Рождество превратили в Новый годКак Рождество превратили в Новый год Полтора века назад в Петербурге была устроена первая общественная елка. В Петербурге всегда торжественно праздновали Рождество и Новый год […]
  • Богословские аспекты мученичестваБогословские аспекты мученичества История ветхозаветной и новозаветной церкви полна историй о мучениках. Первым мучеником стал Авель, последними будут два свидетеля, о […]
  • Пить или не пить… Вот в чём вопрос!Пить или не пить… Вот в чём вопрос! Все чаще этот вопрос звучит в евангельских кругах. И если еще несколько лет назад ответ был достаточно очевидным, то сейчас ситуация резко […]
  • Петр и ПавелПетр и Павел Ткань повествования в новозаветном тексте – это не парусина, а кружево. Многое недосказано, многое оставлено нашему воображению. Например, […]
  • Мысли о религии (Блез Паскаль)Мысли о религии (Блез Паскаль) Большинство из нас знают о французском ученом Блезе Паскале (1623-1662) из учебников по физике и математики. И он действительно был […]