Как Рождество превратили в Новый год

Полтора века назад в Петербурге была устроена первая общественная елка. В Петербурге всегда торжественно праздновали Рождество и Новый год — они были поистине всенародными праздниками, когда забывалось о чинах, сословиях и положениях. Казалось бы, Новый год немыслимо представить себе без елки. Однако не все знают, что даже в XX веке елку не раз пытались запретить — сначала как немецкую выдумку, потом как «вредный буржуазный предрассудок»…

Елка — немецкая выдумка

Не забудем о том, что до февраля 1918 года Россия жила по старому календарю и рождественские праздники предшествовали новогодним, как это происходит сегодня в Западной Европе. Что же касается традиции украшать свои жилища на Рождество и Новый год, то она зародилась в Петербурге еще с петровских времен, правда, обычая ставить елку тогда еще не было. Указом Петра I предписывалось украшать «знатные и проезжие улицы у ворот и домов» сосновыми, еловыми и можжевеловыми ветками, а также «чинить стрельбу из небольших пушечек и ружей, пускать ракеты, сколько у кого случится, и зажигать огни».

После Петра I новогодняя традиция сохранялась в виде костюмированных балов и маскарадов, сопровождавшихся выстрелами из Петропавловской крепости и Адмиралтейства и потрясающими огненными фейерверками. Сооружались катальные горы и балаганы, устраивались народные гулянья, бега на Неве.

Традицию устраивать елку принесли в Петербург жившие здесь немцы. Ведь елка в доме на Рождество — это немецкая выдумка. Впервые елку стали вносить в жилище в Германии еще в XV веке. Постепенно эта традиция распространилась по всей Западной Европе, а затем дошла и до России. Питерские немцы подхватили ее в 20-х годах XIX века, а потом она стала распространяться и среди столичной знати.

Прошло немного времени, и к середине XIX века рождественская елка впервые стала любимым домашним праздником всех сословий. Известно, что самая первая общественная елка была устроена ровно полтора века назад — в 1852 году в Екатерингофском «воксале». Украшена она была цветными ленточками. В те же годы начали ставить елки в Пассаже — только там они были маленькими, в бумажных китайских вазах.

Сохранились свидетельства, что елки, уже украшенные игрушками, в те годы продавались на Невском проспекте в кондитерских и стоили от 20 до 200 рублей, что по тем временам было очень недешево.

Традиции возвращаются

Как только в Петербурге появились елки, так началась и традиция елочных украшений и рождественских подарков. В Германии в далекие времена елки украшались яблоками и орехами, поэтому и игрушки изображали эти украшения. В Петербург первое время образцы елочных игрушек присылались именно из Германии, и уже в северной столице местные умельцы делали, глядя на них, настоящие произведения искусства. А потом уже родилась и своя индустрия елочных украшений.

Рождество и Новый год в старом Петербурге были связаны со многими любопытными традициями. Особенно помпезно обставлялись торжества у дипломатов в иностранных посольствах и миссиях — на них приглашались не только члены иностранной колонии и работники посольств, но и многие представители столичного высшего круга. Свои рождественские елки и вечера традиционно проводили петербургские землячества и национальные общества. Праздники устраивались для солдат и офицеров, расквартированных в столице, а также для детей рабочих. В Таврическом дворце проводили елку для детей служащих при Государственной думе.

Существовала и еще одна традиция, которая начинает сегодня возрождаться: 25 декабря в церквах проводился не только Рождественский молебен, но еще именно в этот день возносилась благодарственная молитва об избавлении России от войск Наполеона. Считалось, что именно 25 декабря 1812 года последний французский солдат покинул Россию.

«По шапке Деда Мороза, ангела — по зубам!»

Когда началась Первая мировая война, Священный Синод попытался запретить елку за ее «германское происхождение», но из этой затеи ничего не вышло. Даже солдаты на позициях ставили на Рождество маленькие елочки.

«Праздничным разгулом» отмечали в декабре 1916 года последний Новый год старой России — как будто предчувствовали грядущие тяжелые времена. «Веселились, пили, ели, проклиная сумасшедшую дороговизну и мародерствующих торговцев», — писала одна из газет. Но если в центре города кутили на широкую ногу, то на окраинах праздники прошли на удивление тихо. Уголовная хроника зафиксировала всего один случай поножовщины, в то время как в прежние годы «ножевые драки» случались чуть ли не каждые два часа в сутки.

После революции с елкой начали бороться как с «буржуазным предрассудком», хотя даже Владимир Ильич не чурался этого праздника, о чем можно прочитать в знаменитом когда-то детском рассказе о елке в Сокольниках. В 20-х годах в рождественский Сочельник в рабочих клубах и заводских театрах устраивались антирелигиозные собрания, призванные разоблачить «вредную затею». В их программу включались вопросы и ответы на рождественские темы, конкурсы на звание «лучшего безбожника», антирелигиозные лотереи, демонстрировалась химическая природа «евангельских чудес», а также готовились специальные «безбожные» номера стенгазет. Но в домах все равно ставили елки, и тогда власть бросила решительный клич: «Долой елку!».

«До сих пор вместе с кружением вокруг дерева родители стараются привить детям ростки религии, — писал в конце 20-х годов журнал «Огонек». — Религиозные родители под видом «веселой елки» навязывают детям «боженьку» и другие небылицы вроде «рождественского деда». Большой вред приносит культ елки лесам. Давно уже следовало бы положить предел и мистическому, вредному поклонению елке, и порче лесов. Мы надеемся, что агитация союза безбожников окончательно сломит бессмысленный обычай. Вместо того чтобы ставить елку на крест, поставим крест на елке!»

Елка публично высмеивалась. В конце 1928 года «Комсомольская правда» обращалась с призывом: «Праздновать Рождество — значит праздновать рабство с невежеством! Елки сухая розга маячит в глазища нам, по шапке деда Мороза, ангела — по зубам!» А журнал «Чиж» в 1931 году устами поэта Александра Введенского провозглашал: «Только тот, кто друг попов, елку праздновать готов!»

Борьба с «левыми загибщиками»

Власти добились своего: елки действительно устраивать перестали. Однако совсем скоро, в середине 30-х годов, последовала реабилитация елки, но уже без всякого налета религиозности. Так из рождественской она стала новогодней. Власти, по-видимому, хорошо понимали, что общенародные праздники служат эффективным способом сплочения коллектива и средством воздействия на человека.

Инициатором возвращения елки стал секретарь ЦК партии Павел Постышев, за подписью которого 28 декабря 1935 года в «Правде» была опубликована статья «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку». Постышев утверждал, что несправедливо детскую елку называют «буржуазным предрассудком» — это дело рук «левых загибщиков», и призывал: давайте вернем елку — «советскую елку для детей нашей великой социалистической Родины».

А дальше последовала хорошо срежиссированная массовая кампания за советский Новый год. Конечно, новогодние праздники того времени были немыслимы без привкуса идеологии. Недаром первый новогодний тост был — «за товарища Сталина и мудрую Коммунистическую партию».

Когда елку разрешили, то мастерские елочных игрушек стали выпускать украшения по старым образцам. Затем стали делать и новые игрушки — например, в виде дирижабля. И те, и другие можно увидеть на выставке в бывшем переулке Ильича. Как и большую коллекцию новогодних и рождественских поздравительных открыток — с конца XIX века до наших дней.

Совершенно особая страница — новогодние праздники в блокадном Ленинграде, которые устраивались, несмотря ни на что.

С тех пор в советские времена больше никто не пытался отменить елку, хотя про то, что она когда-то была не новогодней, а рождественской, старались не вспоминать…

 

Сергей ГЛЕЗЕРОВ «Ассоциация христианских журналистов» http://acj.ru

Другие статьи

  • Флаги — флажочки…Флаги — флажочки… От редакции: Гордо реет яркий флаг, Сатана наш злейший враг. Древко мощное в руке, Сатане по голове… Мы позволили себе использовать […]
  • Найти Иисуса. Андрей Максимов.Найти Иисуса. Андрей Максимов. Религиозная фантастика? Роман «Найти Иисуса» написан Андреем Марковичем Максимовым, известным телеведущим (программы «Ночной полет» и […]
  • Мысли о религии (Блез Паскаль)Мысли о религии (Блез Паскаль) Большинство из нас знают о французском ученом Блезе Паскале (1623-1662) из учебников по физике и математики. И он действительно был […]
  • Сербский синдромСербский синдром О стране под названием Сербия и Черногория, которая раньше называлась Югославия, нашему русскому народу известно не много, хотя мы как […]
  • Отцы – пустынники смеются.Отцы – пустынники смеются. Многие люди, слыша о монахах, тут же представляют себе мрачных субъектов, угрюмо перебирающих четки. Возможно, некоторые монахи и давали […]